1920: Версальский договор – мир после войны?

Комментарий Германа Плоппа.

С момента вступления в силу Версальского мирного договора, 10 января 1920 года, прошло более ста лет. Даже по прошествии этих лет этот договор и его последствия всё ещё разогревают умы тех, кто родился после него. В Версальском договоре было указано, что Германия несёт исключительную ответственность за первую мировую войну. По этой причине Германия должна была в течение многих десятилетий поставлять Великобритании и Франции астрономические суммы денег и огромные натуральные выплаты. Кроме того, Германия должна была уступить часть своей национальной территории соседним странам.

Всё это регулировалось Версальским договором, который был подписан 28 июня 1919 года.

Был ли Версальский договор вообще настоящим договором?

Это спорный вопрос. Потому что договор заключается между двумя равными сторонами после свободных переговоров. Так, например, после поражения наполеоновской Франции на Венской конференции 1815 года представитель проигравшей нации Талейран был принят в качестве равноправного партнера по переговорам. Талейран за столом переговоров смог договориться о благоприятных для Франции условиях.

Потому, когда президент США Вудро Вильсон в заключительной фазе Первой мировой войны дал понять Европе, что Германия может рассчитывать на честные переговоры в случае прекращения огня, ему оказали доверие. Так, 11 ноября 1918 года германская делегация заключила договор о перемирии с представителями Великобритании и Франции. После чего немцы ожидали приглашения на мирные переговоры, которые должны были состояться в Париже. Однако, когда главы государств США, Великобритании, Франции и Италии открыли переговоры в Париже, немецкая делегация была помещена под домашний арест в парижской гостинице. О доступе в комнаты для переговоров не могло быть и речи. Делегация Германии лишь с большими пробелами узнала о том, что там обсуждалось в ходе переговоров. Немцы смогли выразить свой ответ только в письменном виде. Немецкие гражданские политики были выведены в зал инвалидами войны для того, чтобы те услышали их вердикт. Гражданских немецких политиков унижали, которые теперь, из чувства долга, вынуждены были взять на себя политическую ответственность за поражение, за которое они вовсе не несли ответственности. Политики выдвигались в качестве ответчика, которые защищались от войны своей военной хунты при Лудендорфе. Очевидно, что победоносные державы также были озабочены тем, чтобы немедленно поставить смертельное клеймо на юном демократическом правительстве, чтобы немедленно сломать шею молодой германской демократии.

Кстати, приговор был вынесен в Зеркальном зале Шато де Версаль, в нескольких километрах от Парижа. Умно выбранное место. Здесь царствовал король Людовик XIV с абсолютным правом власти. Он даже говорил: «Я – государство!». И там же не менее похвальный канцлер Германии Отто фон Бисмарк, который после победы германских войск над Францией в 1871 году закрепил в этом Зеркальном зале Версаля, столь священного для французов, восстановление Германской Империи одновременной коронацией императора Вильгельма I Гогенцоллерна. Бисмарк хотел этим действием бессовестно унизить «галльского петуха», как он любил называть французов. В конце концов, именно Бисмарк навязал покоренной Франции жестокие мирные условия, которые, как сказал Железный канцлер крови и меча, должны были оставить французам только два глаза, чтобы они «плакали о своих потерях».

Как аукнется, так и откликнется. Теперь дерзкое поведение Бисмарка против Франции привело к тому, что французское правительство хотело отплатить немцам за их дерзость той же монетой, унизив и оскорбив в этом зеркальном зале Версаля немецких гражданских политиков, которые никакого отношения к поражению не имели.

На стороне победивших держав – США, Великобритании и Франции – было довольно яростное сопротивление диктаторскому миру в Версале, что имело далеко идущие политические последствия в самих странах. Самым ярким критиком с английской стороны был выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс. Кейнс входил в состав делегации на переговорах в качестве посланника британского казначейства и имел доступ к внутренним кругам. Когда Кейнс не смог ничего сделать против бессовестных требований Союзников к Германии, он покинул свой пост и выпустил книгу как предупреждение для мировой общественности: *«Экономические последствия мира». Сначала Кейнс даёт нам очень близкое представление об атмосфере на этих тайных переговорах. Аутичным центром внимания являлся в них американский президент Вудро Вильсон. Что ожидало профессора истории из американских южных штатов в Европе! В Париже толпы людей встретили его как прославленного мессию на пути к месту проведения переговоров. Своими знаменитыми четырнадцатью пунктами Уилсон пробудил надежду на мир в Европе. Народы должны были иметь возможность формировать свою судьбу свободно и самоопределяться в будущем. Лига Наций должна была разрешать конфликты, прежде чем они могли привести к войне. А теперь Уилсон сидел тихо и ничего не делал. Вместо этого подозрительные фигуры бегали между столов переговоров. Старики французской делегации жили прошлым и стремились отомстить за позор 1871 года, в то время как англичане и французы, в свою очередь, хотели вытеснить гигантские активы из Германии в виде так называемых репараций. Ведь Франция и Великобритания безнадежно задолжали американским банкам во время затянувшейся войны, а теперь так или иначе должны были погасить долги. Немецкий народ должен был сделать это за них финансовыми и натуральными взносами. И они хотят ещё оттяпать у Германии самые лакомые части её национальной территории. Джон Мейнард Кейнс считает, что всё это имеет очень мало общего с мирным урегулированием. Неужели создатели договоров совсем не понимают, что версальская диктатура ведёт прямо к массовым страданиям, хаосу и, в конечном счете, к новой войне? Этот так называемый «мирный договор» через двадцать лет непосредственно приведет к новой войне, предупреждает Кейнс. Вместо того, чтобы изымать огромные средства у потерпевших поражение стран, необходимо вкладывать в них, давая на начальном этапе кредиты и другую помощь, чтобы государства могли вновь встать на ноги, считает Кейнс.

Очевидно, что многие люди в США и Великобритании были с Кейнсом согласны. Потому что его книга стала бестселлером. Когда в 1920 году в США была избрана новая администрация, президентом стал Уоррен Гамалиэль Хардинг из республиканской оппозиции, и республиканцы также одержали сокрушительную победу в Конгрессе. Новый президент пообещал вернуться к нормальной жизни и подписать отдельный договор с Германией. Вашингтонский конгресс категорически отверг Версальские договоры, а Соединенные Штаты не присоединились к Лиге Наций, созданной их бывшим президентом Вильсоном. В течение 1920-х годов американские банки последовали совету Кейнса и составили кредитный пакет для Германии, который, как и План Доуса 1924 года, должен был взять немецкое общество под американский контроль гораздо более тонким способом, чем все предыдущие договоры британцев и французов об ограблении и аннексии.

А реакция в Германии? Гражданская власть, правительство и парламент Рейха, а также император Вильгельм II постепенно отодвигались во время войны на задний план. Генералы Гинденбург и Людендорф держали Германию под контролем и правили автократично, как военная хунта. Людендорф практически заставил немцев потерпеть поражение со своей безумной стратегией. Приказав безоговорочную подводную войну против всех кораблей в Атлантике, Людендорф предоставил возможность США вступить в европейскую войну. Он возмутительными требованиями в Брест-Литовском договоре настроил против себя потенциальных союзников из нового большевистского российского правительства. После того, как его новая стратегия на западном фронте потерпела неудачу, Людендорф в сентябре 1918 года придумал вероломную идею уклониться от ответственности. Отныне, в той безнадежной ситуации, парламентски легитимированное правительство Империи должно было вытащить тележку, которую Людендорф загнал в грязь. Людендорф укрылся в Швеции с поддельным паспортом и появился в Германии только тогда, когда побережье было чистым. Теперь, 11 ноября 1918 года, новому министру финансов Эрцбергеру, не имевшему абсолютно никакого отношения к ходу войны, было разрешено подписать перемирие в железнодорожном вагоне в Компьене (Франция) вместо Гинденбурга и Людендорфа, вместе с двумя относительно незначительными генералами из немецкой армии и флота.

И здесь тоже повторяется поражение Франции в 1871 году, на этот раз с обратными предзнаменованиями: в 1871 году у французской элиты полностью закончились деньги, а гражданские комитеты взяли на себя управление и порядок в Париже. Французская элита заручилась поддержкой Бисмарка и, благодаря финансам и боеприпас Германии, уничтожила более 30 000 парижан. Потом наступил 1918 год, и тогда тоже стало очевидно тотальное банкротство прежних военно-политических элит. В Германии граждане тоже начали самоорганизовываться. Теперь немецкая элита заручилась поддержкой англичан и французов. Немецкий бизнесмен Карл Хельферих собрал 500 миллионов рейхсмарок для антибольшевистского фонда, и травмированные и униженные солдаты превратились в отряд убийц, который во время молодой Веймарской республики, как отряды Фрайкорпа, оставили после себя горы трупов. Так называемый Капповский путч 1920 года почти наверняка контролировался английской секретной службой и должен был заменить веймарскую демократию военной диктатурой. Политики, выступавшие против диктатуры Версаля и пытавшиеся вместе с Советским Союзом основать суверенную Германию, были убиты или тяжело ранены приспешниками отрядов Гельфериха. Это всего лишь несколько примеров из многих: Министр финансов Эрцбергер, министр иностранных дел Вальтер Ратенау и Филипп Шайдеман. Затем, в абсурдном переломе фактов, распространилось сообщение о том, что эти люди подверглись нападению, потому что они были «политиками исполнения»: поэтому они особенно ревностно поддерживали диктат Версаля.

Однако действительно был «политик исполнения», который энергично продвигал планы Версальского договора: мюнхенский политик по имени Адольф Гитлер. Одним из наиболее противоречивых положений Версальского договора была передача австрийского Южного Тироля Италии. В своей книге Main Kampf («Моя борьба») Гитлер прямо требует передачи Южного Тироля Италии. Гитлер также умоляет о подчинении Германии Британской империи. В 1934 году, при гитлеровской диктатуре, важный пункт повестки дня был окончательно выполнен: Германия присоединился к союзу Великобритании, Италии и Франции в качестве младшего партнера Англии. После чего прошло всего пять лет и сбылось предсказание Джона Мейнарда Кейнса: как известно, следующая великая война началась в 1939 году.

Примечания

*Дж. М. Кейнс: Экономические последствия мира. Лондон 1919 года.

+++

Благодарим автора за предоставление права публикации.

+++

Фото: Everett Historical / Shutterstock

+++

КенФМ стремится к широкому спектру мнений. Мнения авторов и гостей не обязательно совпадают с мнением редакции.

+++

Тебе нравится наша программа? Информацию о возможностях поддержки можно получить здесь: https://kenfm.de/support/kenfm-unterstuetzen/.

+++

Теперь ты также можешь поддерживать нас с помощью Bitcoin.

BitCoin Адрес: 18FpEnH1Dh83GXXGpRNqSoW5TL1z1z1PZgZK

Auch interessant...

Kommentare (0)

Hinterlassen Sie eine Antwort